Если нет любви, ты не педагог

Отправлено 8 нояб. 2018 г., 13:24 пользователем Марина Васильевна Кузнецова   [ обновлено 8 нояб. 2018 г., 13:25 ]

Екатерина БУРЛАКОВА, 10Б. 2017 (№3)

Беседа с учителем ОБЖ Владимиром Валерьевичем.

-Нравится ли вам работать в нашей школе?

-Нравится. Очень.

-Вы всегда хотели быть учителем или вы мечтали о чем-то другом?

-Мне не всегда хотелось работать учителем, но всегда хотелось работать с людьми, поэтому я поступил в военное училище после окончания школы, чтобы быть офицером и готовить солдат. Волей судьбы этого сделать не удалось, поэтому я после окончания института связал себя с педагогикой.

-Как вы думаете, отличаются ли современные школьники от предыдущего поколения?

-В принципе, нет. Отличаются только наличием каких-либо технических средств, чего не было еще даже 15 лет назад у большинства школьников. Это, конечно, вносит новые веяния. А, в целом, психология мало изменилась. Сейчас школьники лучше в том плане, что они стали добрее, спокойнее. Общий психоз конца 80-х – начала 90-х ушел. Материальный достаток, который приобрело большинство людей, повлиял на их образ жизни. Печалит, что не все готовы овладеть знаниями настолько, чтобы в дальнейшем, когда человек покинет школу, он был готов к этой жизни. Им кажется, что родители будут всю жизнь за них отвечать, но это не так. Ни государство, ни родители не будут нести ответственность за ученика. В этом плане возникают большие трудности. А в целом современные ученики ничем не лучше, ничем не хуже. Они такие же, какими были всегда, какими были тысячи лет назад.

-Есть ли у вас какие-то увлечения?

-Увлечений у меня много. Во-первых, я рисую маслом. Во-вторых, я коллекционирую разные вещи. В-третьих, я люблю путешествовать, чтобы исследовать историческое наследие места, в которое я поехал. Люблю историю. Люблю читать. У меня дома более 2000 книг, которые я читаю, и приучил к этому своих детей.

-Что вам запомнилось больше всего из школьных и студенческих лет?

-В школьные годы много было разных ситуаций. Мы еще жили немного другой жизнью: собирали металлолом, ездили осенью в колхоз на уборку картошки, капусты. Эти моменты всегда были яркими. Они объединяли класс, давали возможность узнать, кто что значит. Знаете, когда все работают, а один халтурит, это быстро вычисляется. У нас было много праздников, но у них была другая направленность. Например, мы праздновали день рождения Гайдара, именем которого была названа наша школа. Сейчас праздники другие. В институте была учеба. Но я горжусь тем, что я был в стройотряде «Механик-76», который заложил город недалеко от Крапивино. Сейчас это город Зеленогорск. Мы приехали, кое-как прошли по тайге, срубили первое дерево, поставили первую палатку и начали очищать место для строительства города. Появился первый склад, потом цех, дом и так далее. Через несколько лет это уже город с населением несколько десятков тысяч.

-Что вам нравится и что не нравится в работе учителя?

-В работе мне нравится все. Вообще, я не вижу сознательных нарушителей дисциплины. Это можно списать на возраст. Всегда находится пара-тройка учеников в классе, которые мешают остальным, отвлекая от урока. Я считаю, что моя задача – передать как можно больше моего опыта и опыта других людей, сделать так, чтобы это маленькое поколение вступило в жизнь более подготовленным. А потом интересно наблюдать, как люди развиваются, у них появляется интерес к чему-то. Конечно, я использую разные методы. Очень люблю педагогику. Надо находить общий язык. Например, Макаренко говорил, что педагогом может стать только тот, кто может сказать слова «иди ко мне» 35-ю разными интонациями. В любом случае учитель – это в каком-то роде артист, который внутренне спокоен и может изобразить из себя и льва, и кролика, и товарища.

-Считаете ли вы необходимым введение формы для учеников и учителей?

-Нет. Я вообще за свободную форму. Всегда за это боролся и там, где я работал директором, была свободная форма у учеников. А у учителей форма должна быть не однообразная, она должна соответствовать статусу человека. Одежда не должна быть вычурной. Это необязательно должен быть белый верх и черный низ. Просто форма учителя не должна отвлекать учеников. Например, я не представляю учителя в очень короткой юбке. Уроков у нее уже не будет.

-Вы бы хотели попробовать себя в качестве учителя другого предмета?

-За свою педагогическую деятельность я в общей сложности вел 12 предметов, поэтому, если добавить один предмет, большой разницы не будет. Я накопил достаточно знаний по физике, химии, астрономии, биологии, математике, сопромату, устройству автомобиля. Теперь осваиваю ОБЖ, хотя я считаю, что это предмет, основанный на опыте. Я также вел историю у выпускного класса. Великолепно вел, ребята все сдали. Историю я очень люблю, у меня жена – историк. С удовольствием бы ее вел. Все бы забросил и окунулся в историю. Мне нравятся абсолютно все периоды. Все знания, полученные на уроке, пригождаются. Я считаю, что детям они нужны.

-Что, на ваш взгляд, является самым сложным в профессии учителя?

-Самое сложное в профессии учителя для многих – это полюбить ученика. Я говорю не про себя. Я был к этому готов. Мне это легко, так как я старший брат в семье, а помимо меня еще пятеро. И хочешь – не хочешь, надо их любить. Это качество отношения к младшим у меня осталось, и я его переношу сейчас на работу с детьми. Я их люблю и уважаю. Я видел много учителей, которые не любят учеников. Они могут прекрасно знать свой предмет, но у него постоянные конфликты. Любое слово учителя может искалечить всю жизнь ребенка. Поэтому я считаю, что самое сложное – это любить детей. Об этом говорят и великие педагоги: Сухомлинский, Макаренко. Но любить – не значит не быть строгим. Нельзя «лояльничать», заигрывать, панебратствовать. Это не любовь, это что-то другое. Знания можно приобрести в институте, но если нет любви – ты не педагог.

Comments